Новости:
  • Массив елей в окрестностях… Эта малоизвестная достопримечательность находится в лесу, на некотором расстоянии от оврага Исачка. Добраться до этого массива елей можно по дороге, ведущей в Возрождение и Кичкилейку.…
  • Сквер на Конструкторской улице Одной из наиболее запоминающихся достопримечательностей микрорайона Ахуны является сквер на Конструкторской улице. Он сравнительно мал: с северо-запада он ограничен дорожным полотном Конструкторской улицы, с юго-запада…
  • Деревья-великаны На левом склоне оврага Чемодан, напротив городской стены г. Заречного, в непосредственной близости от елового массива находится участок леса, представляющий огромный интерес не только как…
  • Еловый массив в овраге… В овраге Чемодан, неподалёку от городской стены г. Заречного, в лесу находится небольшой участок, засаженный елями (предположительно, ель европейская). Территория, занятая под посадку, не особенно…
  • Пойменная дубрава Наиболее крупным по площади памятником природы в окрестностях Ахун и Засурья является Пойменная дубрава. Она занимает 371,6 гектаров. Статус особо охраняемой природной территории и памятника…
Facebook YouTube VK OK.ru Telegram WhatsApp
История

Мордва Пензенского края в I тысячелетии

археологический памятник мордвы

В чём состоит гениальность любого политика? На мой взгляд, она сводится к умению мобилизовать всех недовольных. Ведь, при любом общественном строе и при любом режиме, найдутся люди, которым текущее положение дел не нравится. И они всегда готовы драться за то, чтобы всё изменилось.

Случайный исторический пример

Возьмём для примера Чингисхана. Как он смог на пустом месте построить империю неимоверных размеров? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, надо обратиться к историческим реалиям того времени. У степных кочевников Восточной Сибири в его времена потихоньку устанавливались феодальные отношения.

Это означало, что старая родовая община разлагалась. Обычно в такие эпохи появляется много людей, которых не устраивают порядки внутри рода. Часто это субъекты не без способностей. Но нередко в родовой иерархии они могут претендовать только на вторые или третьи роли.

Тайные чаяния и явные награды

Центральное погребение Андреевского кургана (из книги В.В. Гришакова и С.Э. Зубова “Андреевский курган в системе археологических культур раннего железного века Востока Европы” 2009)

Будущий повелитель монголов вовремя понял это глухое недовольство. Ему оставалось только кинуть клич: придите ко мне все, кто считает, что достоин лучшей участи! Я дам вам проявить свои способности в полной мере! И награжу вас по заслугам! И тысячи молодых и норовистых степняков пришли к нему. Из них Чингисхан сколотил свою дружину, которая позволила ему побороться за господство в степи. И воевали его нукеры на славу.

Со временем, Чингисхан стал достаточно силён и могуществен. Тогда к его войску стали присоединяться не только «недовольные» одиночки, но и целые роды. Но в самый ответственный момент именно «недовольные» составили ядро его армии. Именно они склонили военную удачу на сторону Чингисхана. Конечно, это только утрированная схема. Но, в ней есть логика.

Однако спрашивается, какое отношение судьба Чингисхана имеет к истории мордвы? Ведь именно про её происхождение мы собирались здесь рассказать. В сущности, никакого. Просто его судьба немного похожа на судьбу людей, которые положили начало тем процессам, итогом которого стало формирование средневековой мордвы.

Военные авантюристы древности

История знает тысячи военных авантюристов. Чьи-то амбиции были пресечены в самом зародыше. Но кому-то и удалось завоевать какую-нибудь область и обложить население данью. Память о многих таких вояках хранят курганы по всей Восточной Европе.

География распространения памятников Андреевско-Писеральского типа (из книги В.В. Гришакова и С.Э. Зубова “Андреевский курган в системе археологических культур раннего железного века Востока Европы” 2009)

Один из них, Андреевский курган, в 1960- годах, был раскопан археологом П.Д. Степановым, близ верховьев реки Пьяны. Как водится, под средней частью насыпи, находилось главное погребение. В нём, вооружённые до зубов, лежали три головореза. В ногах их находился скелет слуги. Очевидно, он был убит, чтобы не оставлять господ и в загробном мире. Были под курганом и другие захоронения. Среди покойных немало было вооружённых бойцов. Датировался этот памятник I-II веками нашей эры.

Со временем археологи нашли и другие курганы и поселения со сходными материалами. Это были, в частности, Староардатовский и Писеральский курганы, Андреевское селище и др.

Происхождение памятников Андреевско-Писеральского типа

Кем были люди, погребённые под этими курганами, не до конца ясно до сих пор. Понятно только, что они были военными. Ещё до Великого переселения народов можно было сколотить сравнительно небольшой отряд и устремиться навстречу «подвигам». Как правило, они ограничивались грабежом и завоеваниями. Обложив данью какую-нибудь территорию, вояки обеспечивали себе безбедную старость. А заодно и благосостояние своим потомкам на два-три поколения. Затем их эфемерная «империя» сходила на нет.

Бывали случаи, когда эти молодчики завоёвывали племена, находившиеся на стадии формирования государства. Тогда бывшие разбойники становились частью господствующего класса. Нарождающаяся знать охотно делилась с ними правами о привилегиями. Ведь всегда было выгодно иметь среди союзников людей, умело машущих мечом. Некоторые из них даже основывали династии. Примером тому могут служить варяг Рюрик и Вильгельм Завоеватель.

Итоги завоевательных походов

Однако похороненным под Андреевским курганом повезло меньше. Их имена не прогремели в веках, а благополучно канули в лету. Племенам, которые они завоевали, было ещё далеко до появления государства. Поэтому шаткое объединение, созданное нашими «завоевателями» не продержалось и двух столетий.

О них известно настолько мало, что учёные не могут прийти к единому мнению, кем были андреевцы по происхождению. Их связывают то с городецкими, то пьяноборскими, то сарматскими племенами. А, сравнительно недавно появилась версия, что они происходили из-за Урала.

Версия о Западносибирском происхождении

Пьяноборская эполетообразная застёжка в экспозиции ГИМ

В это время особую роль в лесостепи Западной Сибири играла саргатская культура. Появилась она ещё в VII-VI вв. до н.э. и дожила до IV столетия нашей эры. Просуществовала она, таким образом, без малого тысячу лет. Саргатцы занимались оседлым скотоводством. Разводили коров и лошадей, причём мясо последних употребляли в пищу.

Хорошо знали носители саргатской культуры и приёмы металлообработки. И изготавливали неплохое для своего времени оружие. Со временем у саргатцев начала выделяться племенная знать. Это видно из материалов погребений, датирующихся рубежом двух эр. Под некоторыми курганами той поры археологи находят останки мужчин в полном военном облачении.

Одним словом, саргатские племена вполне могли исторгнуть из своей среды группу военных авантюристов. Вроде тех, которые захоронены под Андреевским курганом. Имена их, когда-то наводили ужас на всю Восточную Европу. А теперь они заслуженно забыты. Однако, кое-какие последствия их деятельность всё же имела.

Большие последствия малой военной авантюры

Пьяноборские металлические украшения в экспозиции ГИМ

Дело в том, что своим разбоем и завоеваниями, андреевцы привели в движение другие племена Восточной Европы. Кто-то пытался уйти от военной угрозы. Другие, наоборот, стремились присоединиться к завоевателям и разделить с ними трофеи и добычу. Третьи были вовлечены в движение по инерции.

В частности, с насиженных мест снялись некоторые из жителей Прикамья. Во II веке до н.э. – III веке н.э. здесь находилась область распространения пьяноборской культуры. Её носители, судя по всему, разговаривали на языке, относящемся к финно-угорской группе. Основу хозяйства составляло оседлое скотоводство. Захваченные вихрем событий, часть пьяноборцев переселяется в Волго-Окское междуречье.

Как происходило это переселение, и как складывалась после него судьба мигрантов? При ответе на этот вопрос, мы сталкиваемся с целым рядом загадок. Причём, чем дальше идут исследования, тем их становится всё больше. Ограничимся здесь тремя самыми важными.

Спорные вопросы:

Во-первых,

непонятно, какую роль сыграли вояки из Андреевского кургана во всём этом. В чём их роль? Только ли в том, что они привели в движение окружающие племена? Или они активно участвовали в переселенческом процессе? К примеру, андреевцы могли, специально переселять целые общины. Ведь воякам нужны были рабы и обслуга. Со временем вокруг мест обитания андреевцев могло даже сложиться подобие самостоятельной культуры.

Во-вторых,

когда «империя» андреевцев распалась, часть подвластных им племён, предположительно, переселилась в Посурье и Примокшанье. Но совершенно неизвестно, с кем столкнулись переселенцы на новом месте.

Раньше считалось, что новыми соседями вынужденных мигрантов стали племена городецкой культуры. По крайней мере, такой точки зрения придерживался М.Р. Полесских[1, с. 34]. Но, как выяснилось позже, нет доказательств, что городецкие памятники «доживают» до этого времени. Кем была населена территория современной Пензенской области на рубеже двух эр – вообще неизвестно. Хотя, надо думать, что эти земли не были безлюдны.

В-третьих,

археологи много лет ведут споры, существовало ли первоначально разделение мордвы на эрзю и мокшу? Или же первоначально это был один народ, который разделился уже позже?

Таким образом, научных проблем много. А ведь многие из них могли быть решены уже давно. Но для этого археологи, с самого начала, должны были больше внимания уделять антропологическим материалам. Насколько легче разобрались бы мы в этнокультурной ситуации на рубеже двух эр, если бы человеческие кости и зубы из могильников мордвы аккуратно собирались и тщательно изучались.

Первые памятники мордвы в Посурье

Итак, после исчезновения рыхлой андреевской «империи», часть населения переселилась в верховья рек Суры и Мокши. Так в конце II века н.э. к востоку от Сурской излучины появились Сташий Селиксенский (кон. II-IV вв.), Шемышейский (кон. II-IV вв.) и Пензенский могильники. Последний был разрушен своенравным руслом Суры около 1930-го года[2, с. 49]. Немного позже появился Усть-Узинский II могильник (III-IV вв.). Примерно в то же время в бассейне Мокши появился Ражкинский могильник (кон. II-IV вв.).

памятники мордвы I тысячелетия
Археологические памятники мордвы I тыс. н.э.: 1. Селиксенский могильник (Бессоновский р-н). 2. Шемышейский могильник (Шемышейский р-н). 3. Пензенский могильник (городская черта Пензы). 4. Усть-Узинский II могильник (Шемышейский р-н). 5. Ражкинский могильник (Нижнеломовский р-н). 6. Селикса-Трофимовский могильник (Бессоновский р-н). 7. Алферьевский могильник (Пензенский р-н). 8. Степановский могильник (Бессоновский р-н). 9. Армиёвский могильник (Городищенский р-н). 10. Красный Восток (Наровчасткий р-н). 11. Кармалейский могильник (Вадинский р-н). 12. Луговской могильник (Вадинский р-н). 13. Малоижморский могильник (Земетчинский р-н). 14. Калашный затон (городская черта Пензы). 15. Кривозерский могнильник (городская черта Пензы).

Все эти памятники М.Р. Полесских отнёс к так называемому селиксенскому этапу древнемордовской культуры. Это первый, древнейший, этап истории пензенской группы мордвы. Датируется он III-IV веками, немного захватывая конец II века[1, с. 34].

Погребение № 21 Ражкинского могильника (фото из книги “Долина древней мордвы” 2016)

Для каждого археологического этапа характерны особые черты погребального обряда. На селиксенском этапе покойных хоронили в грунтовых ямах. Тело умершего укладывали на спину, придавая ему вытянутое положение. Ориентировка погребений была различной. Но, как правило, покойного укладывали так, чтобы его ноги были направлены в сторону ближайшей реки[1, с. 35].

Некоторые черты селиксенского этапа

На этом этапе оружие практически не появляется среди погребального инвентаря. Этим селиксенская мордва весьма сильно отличается от андреевцев. Зато женские погребения нередко изобилуют украшениями. Преобладают изделия из бронзы. Нет в этих могильниках недостатка в шейных гривнах, нагрудных украшениях, бляхах-накосниках и т.д. Встречаются там и стеклянные бусы.

Украшения мордвы
Подвески с грузиком (из книги Р.Ф. Ворониной “Лядинские древности” 2007)

Именно на селиксенском этапе распространяется височная подвеска с грузиком. В верхней её части находилась спиралька, наподобие пружины. Очевидно, она служила для подвешивания. Внизу располагался грузик. Его со спиралью соединял стержень. Форма грузика со временем менялась. Поначалу он представлял собой лопасть. Затем она сменилась фигуркой в виде двух конусов, соединённых основаниями. Затем он превратился в две пирамидки, также соединённые основаниями. Подвеска с биконическим или бипирамидальным грузиком – одно из наиболее типичных мордовских украшений.

Селикса-трофимовский этап

Следующий этап мордовских памятников пензенской группы, по М.Р. Полесских, – селикса-трофимовский. Другое название этапа – ражкинский. Относится этот период к IV-V векам. В этот период мордва начинает хоронить своих покойных головой на северо-восток[1, с. 38]. Распространяются в этот период новые типы гривен. Сравнительно широко употребляются инкрустированные бусы. Появляются бляхи прикамского типа[1, с. 40].

Предметы из Ражкинского могильника (из книги “Долина древней мордвы” 2016)

Все эти новшества М.Р. Полесских связывал с приходом в наши края какого-то населения. Надо думать, оно было родственным селиксенской мордве. И без труда слилось с ней. Археолог высказывал предположение, что исходным пунктом для пришельцев был Кошибеевский могильник. Он расположен в низовьях реки Цны. Датируется этот памятник III-V веками.

Могильник этот по-своему загадочен. Его этнокультурная принадлежность до сих пор не вполне очевидна. По своим материалам он близок селиксенской мордве. Но близок он и культуре Рязано-Окских могильников. Да и население, оставившее его, вероятно, было этнически неоднородно. Надо думать, что оно представляло собой один из осколков андреевской «империи».

На селикса-трофимовском этапе продолжают функционировать Старший Селиксенский и Ражкинский могильники. В Посурье дополнительно появляются Селикса-Трофимовский, Алферьевский и Степановский могильники. А в Примокшанье – Тезиковский могильник. Все они относятся к IV-V вв.[1, с. 34]

Армиёвское время

Таким образом, число памятников на селикса-трофимовском этапе увеличилось. Это говорило о том, что росла численность населения. Однако ситуация резко поменялась в VI-VII веках. В это время все перечисленные могильники исчезают. Вместо них возникает только один новый – Армиёвский VI – нач. VIII вв. (Шемышейский район). По этому могильнику и новый этап получает своё название – ранний армиёвский[1, с. 34].

Погребение мордвы
План погребения № 32 Ражкинского могильника (из книги “Долина древней мордвы” 2016)

Причину таких разительных перемене М.Р. Полесских видел в Великом переселении народов. Этот этап в Евразийской истории проходил в IV-VII вв. У многих «варварских» народов, населявших Европу и Азию, в это время начинали формироваться протогосударственные образования. Появились зачатки классового общества.

А с ними на арену вышла и родовая знать с её ненасытной жаждой наживы. И тысячи любителей богатства, сколачивая отряды, устремляются с набегами на соседей. То там, то здесь вспыхивают войны. Ситуация по всей Евразии становится взрывоопасной. Следствием этого становятся массовые миграции. Именно поэтому эпоха получила название Великого переселения народов.

Оружие как символ эпохи

Одним из символов той эпохи стало вооружение общества. Те народы, у которых уже выделилась прослойка родовой знати, вооружались для военных набегов. А те, у кого такой прослойки ещё не было, взялись за оружие, чтобы защищаться от воинственных соседей.

Вооружалась и мордва. В одном только Армиёвском могильнике археологи нашли двенадцать (!) мечей[1, с. 43]. Тогда как в более ранних могильниках этот вид оружия представлял исключительную редкость. Один из мечей был обнаружен даже в женском погребении. На «амазонке» было множество украшений. Но, в то же время, в могилу были положены лук, стрелы, два копья и тот самый меч. В ногах погребённой лежали стремена[1, с. 43].

М.Р. Полесских выделяет в истории древней мордвы два этапа, которые носят названия армиёвского. Первый из них, ранний армиёвский, относится к VI-VII векам. Второй, поздний армиёвский, – к VII – первой половине VIII вв.[1, с. 34]. На позднем армиёвском этапе мордва снова стала погребать своих покойных на Селиксенском могильнике. Поэтому нередко в научной литературе можно встретить термины «Старший Селиксенский могильник» и «Младший Селиксенский могильник».

Армиёвская мордва в водовороте событий

Очевидно, два армиёвских этапа в историю пензенской мордвы вошли как весьма тревожное время. Число мордовских памятников в Посурье и Примокшанье резко сократилось. Надо думать, что причиной тому должна служить активность со стороны не очень дружелюбных соседей.

Украшение мордвы Ражкинского могильника
Украшения из Ражкинского могильника (из книги “Долина древней мордвы” 2016)

I тысячелетие нашей эры для Восточной Европы действительно было проблемной эпохой. В степях хозяйничали воинственные сарматские племена. С их стороны всегда можно было ожидать набега. В IV веке и без того непростую ситуацию осложнило присутствие восточных готов и гуннов. Они сражались друг с другом за власть над южнорусскими степями и смежными регионами. Есть сведения, что мордва одно время даже входила в рыхлую империю Германариха, короля готов.

Однако в военном противостоянии победу одержали гунны. Они установили своё господство над многими народами Восточной Европы без малого на сто лет. Оно длилось вплоть до поражения Аттилы от римских войск в битве на Каталаунских полях. Это случилось в 451 году.

Загадка армиёвского этапа

Но, почему-то, период «вооружения» мордвы пришёлся не на воинственные IV и V века. В это время в Верхнем Посурье установился сравнительно мирный селикса-трофимовский этап. В это время численность мордвы растёт. Это видно из того, что увеличивается число археологических памятников, оставленных ей. Более того, мордва широко расселяется по Верхнему Посурью, находящемуся на самой границе со степью. Люди чувствуют себя здесь в относительной безопасности.

Напротив, после распада Гуннской империи число памятников мордвы в этом районе резко снижается. Очевидно, соседство со степными просторами становится опасно. Можно предположить, что такая парадоксальная ситуация связана с тем, мордва была одним из данников гуннов. Очевидно, под их «покровительство», после разгрома восточных готов, автоматически перешли народы, платившие им дань.

шумящие украашения мордвы
Шумящие украшения из Лядинского могильника (из книги Р.Ф. Ворониной “Лядинские древности” 2007)

Вероятно, гунны обеспечивали более или менее спокойную военно-политическую обстановку в Восточной Европе. Исчезновение их «империи» с политической карты привело к серьёзным последствиям. В степи снова начали хозяйничать отдельные, воевавшие друг с другом, племена кочевников. И обстановка снова накалилась.

Лядинский этап

Украшение из Лядинского могильника (из книги Р.Ф. Ворониной “Лядинские древности 2007)

После окончания армиёвского времени, наступает новый этап в истории средневековой мордвы. Его называют лядинским[1, с. 53]. Своё название он получил от Лядинского могильника конца IX-XI вв. на территории Тамбовской области.

Что можно сказать об этом периоде? С одной стороны, число мордовских могильников на этом этапе снова увеличивается. Следовательно, идёт рост численности населения. Но, с другой стороны, большая часть памятников перемещается из Посурья в Примокшанье. Там в это время появляются могильники Красный Восток VIII-IX вв. (Наровчатский район), ранний Кармалейский IX-XI вв., Луговской IX-X вв. (Вадинский район), Малоижморский IX-X вв. и Пановский IX-XII вв. (Земетчинский район)[2].

Памятники лядинского времени в Посурье

Однако не стоит думать, что мордва полностью покинула в это время Посурье. Именно лядинский облик имеет небольшая коллекция древнемордовских украшений, обнаруженных в окрестностях Калашного затона[3, с. 62]. К X-XI векам относятся материалы Кривозерского могильника[2, с. 121]. Да и наиболее ранние слои Золотарёвского городища относятся к VIII-X векам, то есть к тому же, лядинскому времени.

Очевидно, новый этап, в противоположность армиёвскому, был сравнительно спокойным временем. Он продолжался приблизительно до присоединения Посурья и Примокшанья к Волжской Булгарии. Но это, как говорится, совсем другая история. И мы постараемся рассказать её в другой раз.

Реконструкция поясного набора из Лядинского могильника (из книги Р.Ф. Ворониной “Лядинские древности” 2007)

Но, прежде чем заканчивать, упомянем о нескольких вопросах, по которым учёные до сих пор ведут споры. Прежде всего, нет единого мнения о том, когда у мордвы началось разложение родовой общины? Или, что то же самое, когда у мордвы появились зачатки классов? Ответить на этот вопрос трудно. Ведь письменных источников у нас почти нет.

Снова о спорных вопросах

Для ответа на этот вопрос, археологи, как правило, стремятся выяснить две вещие. Во-первых, когда у того или иного народа стало прослеживаться имущественное неравенство? Во-вторых, когда народ вошёл в стадию военной демократии? Эта стадия, как правило, предшествует появлению настоящих государств. Её трудно с чем-либо перепутать. Ведь для него характерна военная экспансия. А, как следствие, резко возрастает роль оружия.

Но, в случае с мордвой, не всё так просто. Как мы помним, у неё наблюдался период «вооружения» на армиёвском этапе. Но стоит ли это рассматривать как симптом военной демократии в данном конкретном случае? Ведь мордва в этот период могла взяться за оружие из-за военной угрозы со стороны степняков. От этого зависело её выживание на данном историческом этапе. Поэтому появление зачатков классового общества у мордвы могло произойти и в другое время. Так что учёным ещё только предстоит ответить на этот вопрос.

Чем жила средневековая мордва?

Во-вторых, в науке пока нет ясного представления, чем жила мордва I тысячелетия. Каково было её хозяйство? Во многом, эта проблема связана с тем, что археологам больше известны мордовские могильники. Поселенческие памятники исследованы заметно хуже. А много ли можно сказать об экономике, если опираться только на погребальный обряд? Ведь вещи, которые клались в могилу, имели, прежде всего, ритуальное, а не утилитарное значение.

Надо думать, что для мордвы были характерны оседлое животноводство и земледелие. Но какое занятие было основным, какое вспомогательным? Кроме того, если было земледелие, то какое: мотыжное, подсечно-огневое, пашенное?

Есть косвенные признаки, мордва занималась подсечно-огневым земледелием. Об этом говорят следы подсеки, найденные почвоведами под одним из валов Армиёвского I городища[4, с. 346]. Но всегда ли и повсеместно использовался именно этот способ обработки земли? Кроме того, у мордвы бытовали инструменты, которые можно было использовать в земледелии[4, с. 346].

Так что сельское хозяйство средневековой мордвы изучено ещё слабо. И учёным придётся потратить немало усилий, чтобы узнать о нём больше.

Иконников Д.С.

Литература:

1 Полесских М.Р. Древнее население Верхнего Посурья и Примокшанья. 1977

2 Полесских М.Р. Археологические памятники Пензенской области. 1970

3 Полесских М.Р. В недрах времен. 1956

4 Иконников Д.С., Ставицкий В.В. К вопросу о земледелии Верхнего Посурья и Примокшанья до конца I тыс. н.э. по данным археологии // Природное наследие России. 2017 ссылка

Связаться с нами:

Связаться с нами, высказать замечания, поделиться идеями или предложить материалы можно по электронному адресу: geosmiinfo@mail.ru

Поддержать проект:

Поддержать проект можно переводом на счёт № 40817810348008954923 (Сбербанк) или при помощи приложения Юmoney:

Подписывайтесь на новостные рассылки, чтобы получать сообщения о новых публикация по электронной почте:

Оставьте комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Необходимые поля отмечены *