Новости:
  • Массив елей в окрестностях… Эта малоизвестная достопримечательность находится в лесу, на некотором расстоянии от оврага Исачка. Добраться до этого массива елей можно по дороге, ведущей в Возрождение и Кичкилейку.…
  • Сквер на Конструкторской улице Одной из наиболее запоминающихся достопримечательностей микрорайона Ахуны является сквер на Конструкторской улице. Он сравнительно мал: с северо-запада он ограничен дорожным полотном Конструкторской улицы, с юго-запада…
  • Деревья-великаны На левом склоне оврага Чемодан, напротив городской стены г. Заречного, в непосредственной близости от елового массива находится участок леса, представляющий огромный интерес не только как…
  • Еловый массив в овраге… В овраге Чемодан, неподалёку от городской стены г. Заречного, в лесу находится небольшой участок, засаженный елями (предположительно, ель европейская). Территория, занятая под посадку, не особенно…
  • Пойменная дубрава Наиболее крупным по площади памятником природы в окрестностях Ахун и Засурья является Пойменная дубрава. Она занимает 371,6 гектаров. Статус особо охраняемой природной территории и памятника…
Facebook YouTube VK OK.ru Telegram WhatsApp
История

Пензенский край в составе Волжской Булгарии

памятников булгарского типа

Когда-то большая часть территории современной Пензенской области входила в состав Волжской Булгарии. Правда, в письменных источниках про это сведений почти нет. Зато много интересного затаилось в земле. Давным-давно, в XVIII-XIX веках, некоторым любознательным гражданам начали попадаться на глаза старые городища. Как правило, они представляли собой огороженный мыс при слиянии двух-трёх оврагов. Со стороны поля такое городище защищали земляные валы и рвы. А склоны оврагов представляли собой труднопроходимую естественную преграду.

Первые находки

Чаще всего, такие городища встречались в двух уездах. Прежде всего, в Кузнецком уезде Саратовской губернии. Но немало их было и в Городищенском уезде Пензенской губернии. Остатки одного из них находились даже на территории самого уездного центра. Именно этот «татарский городок» описал проезжавший через эти края в 1768 году академик П.С. Паллас[1, с. 124]. Ближе к концу XIX – началу XX веков, немалое число таких памятников описали саратовские краеведы. Поработали над археологической картой Кузнецкого уезда такие корифеи науки как Ф.Ф. Чекалин и А.А. Кротков.

Ф.Ф. Чекалин (1844-1893) крупный саратовский краевед и археолог-любитель
Кротков А.А. (1866-1945) крупный саратовский археолог и нумизмат

Однако полноценных раскопок этих городищ никто не произвёл. Да и датированы они были ошибочно – периодом русской колонизации Посурья. То есть XVII-XVIII веками. Первым, кто принципиально по-новому посмотрел на эти городища, был пензенский археолог М.Р. Полесских (1908-1992). Именно он практически заново открыл эти археологические памятники для науки.

Заслуги М.Р. Полесских

В частности, исследователь оценил научные перспективы исследования знаменитого Золотарёвского городища VIII-XIII вв. Первые раскопки на этом памятнике были поведены именно под руководством М.Р. Полесских. Вёл он также раскопки на Юловском городище и Садовском селище[2, с. 57]. Кроме того, исследователь обратил внимание, что часто с городищами соседствуют однокультурные селища.

Один из ключевых памятников булгарского типа - Золотарёвское городище
План Золотарёвского городища VIII-XIII вв.

Михаил Романович занимался изучением памятников булгарского типа на протяжении почти 30 лет. В первый раз он столкнулся с ними, как только начал работать в Пензенском краеведческом музее. Было это в начале 50-х годов. А вот последняя его работа об этих памятниках вышла в 1981 году. Самой собой взгляды исследователя за эти годы претерпели немалую эволюцию. М.Р. Полесских называл их в разных своих работах то поселениями с красно-коричневой гончарной посудой (ККГП), то памятниками типа Золотарёвского городища, то культурой обулгаризированных буртас.

Последнее название весьма спорно. Этноним «буртасы» и вправду иногда встречался в средневековых письменных источниках. Но в какой мере его можно соотносить с насельниками посурских и примокшанских городищ, сказать трудно. Но, безусловно, М.Р. Полесских был прав, что их жители испытали сильнейшее влияние культуры Волжской Булгарии.

Датировка памятников

Большинство городищ археолог отнёс к XII-XIII векам. И только на Среднелиповском (Сосновоборский район) удалось обнаружить материалы X или XI века[2, с. 56]. Очевидно было, что городища не пережили монголо-татарского нашествия. Именно его М.Р. Полесских считал причиной прекращения жизни на Золотарёвском городище.

Распространение памятников булгарского типа
Археологические памятники Пензенской области домонгольского времени. 1. Армиёво (городище, селище, курганно-грунтовой могильник), Шемышейский р-н. 2. Серго-Поливановский могильник, Вадинский р-н. 3. Могильник Татарская Лака, Вадинский р-н. 4. Кижеватово (городище, селища, гончарный горн), Бессоновский р-н. 5. Золотарёвка (городища, селища), Пензенский р-н. 6. Николо-Райское (городище, селище), Городищенский р-н. 7. Мордовский Ищим, Городищенский р-н. 8. Юловское городище, городская черта г. Городище. 9. Садовка (городища, селище), Городищенский р-н. 10. Сундровка (городище, селище), Городищенский р-н. 11. Чаадаевка (городище), Городищенский р-н. 12. Средняя Липовка (городище, селище), Сосновоборский р-н. 13. Неклюдово (городища, селище), Шемышейский р-н. 14. Никольское селище, Кузнецкий р-н. 15. Калашный затон, городская черта г. Пензы. 16. Кириловское селище, Вадинский р-н. 17. Сядемское селище, Земетчинский р-н. 18. Сканово (городище, селище), Наровчатский р-н. 19. Трескинское городище, Городищенский р-н

А вот многие из селищ, по наблюдениям исследователя, перешагнули границы кровопролитного XIII века. Среди таких памятников археолог называл Никольское (Кузнецкий район), Решетиха и Потодеевское (Наровчатский район), а также разрушенное Пензенское (окрестности Калашного затона) селища[2, с. 56].

Дискуссия о времени существования селищ булгарского типа

На этих памятниках был отмечен культурный слой XIII-XIV веков. Здесь исследователь был не совсем прав. Дальнейшие работы показали, что большинство селищ булгарского типа тоже исчезли в огне монголо-татарского нашествия. А памятников, переживших его, в нашей области найдено не так много.

К тому же нельзя быть полностью уверенным, что некоторые из них существовали ещё до завоевательного похода Батыя. По крайней мере, часть их могла возникнуть уже после монголо-татарского нашествия. К тому же нет гарантии, что между населением домонгольского и золотоордынского времени имелась преемственность. Ведь население могло полностью смениться за короткий срок. Хотя это и маловероятно, но возможно. Так что история памятников булгарского типа таит ещё немало загадок. И для того, чтобы они были разгаданы нужно только одно – продолжать исследования.

А.Х. Халиков и его идеи

После М.Р. Полесских историей памятников типа Золотарёвского городища занимались А.В. Расторопов и Г.Н. Белорыбкин. Именно А.В. Расторопов предложил термин «памятники булгарского типа», которым мы пользуемся до сих пор. Г.Н. Белорыбкин провёл раскопки на Юловском, Неклюдовском I, Садовском II и Золотарёвском городищах.

М.Р. Полесских (1908-1992) крупный пензенский археолог
А.Х. Халиков (1929-1994) выдающийся казанский археолог

Кроме того, нельзя не упомянуть о работах крупного казанского археолога – Альфреда Хасановича Халикова (1929-1994). Он развил несколько интересных идей. В частности, он аргументировал, что через Верхнее Посурье проходил сухопутный торговый путь из Булгара в Киев. И некоторые городища булгарского типа служили остановочно-перевалочными пунктами этого пути. Археолог приблизительно реконструировал, как проходил этот путь[3, с. 21].

Разрабатывал А.Х. Халиков и вопрос о происхождении населения памятников булгарского типа. Альфред Хасанович, как и М.Р. Полесских в последние годы жизни, считал их насельников обулгаризированными буртасами. Культуру буртасов до булгарского влияния А.Х. Халиков отождествлял с культурой Армиёвского курганно-грунтового могильника VIII-XI вв.

Феномен Армиёвского курганно-грунтового могильника

Армиёвский курганно-грунтовой могильник ни в коем случае нельзя смешивать с Армиёвским могильником, оставленным мордвой. Хотя они и находятся сравнительно недалеко друг от друга, это разные памятники. И население, оставившее их различно. В Армиёвском могильнике хоронила своих покойных мордва. А вопрос, кого погребали в Армиёвском курганно-грунтовом могильнике остаётся дискуссионным. Причина тому – сложный погребальный обряд, не лишённый синкретизма.

Курган № 17 Армиёвского курганно-грунтового могильника

На могильнике соседствовали курганы и грунтовые погребения, что встречается не так часто. Кроме того, внутри курганов были обнаружены остатки каких-то деревянных конструкций. В плане эти конструкции были многоугольными. Внутри такого многоугольника, сложенного из брёвен, находилось что-то вроде помоста. На её существование указывают столбовые ямы[4, с. 13].

Странный погребальный обряд

Археологи представляют погребальный обряд в курганной части могильника следующим образом. Тело умершего клали на специально сооружённом помосте. Вокруг помоста сооружали многоугольник из брёвен. Он должен был служить как бы границей погребального костра. Помост обкладывали хворостом и поджигали. Когда огонь утихал, всё, что осталось от погребального костра тут же засыпали землёй[4, с. 13-14]. У местного населения таких погребальных традиций ранее не отмечалось. Следовательно, могильник был оставлен людьми, пришедшими издалека.

Керамические сосуды Армиёвского курганно-грунтового могильника

Само собой, чести быть погребёнными таким образом удостаивались немногие. Рядовых общинников хоронили в простых грунтовых могилах. Ещё одной характерной чертой обряда было широкое распространение вторичных погребений в грунтовой части могильника[4, с. 90]. Суть этого обряда состоит в том, что захоранивают кости, освободившиеся от мягких тканей. При этом телу человека предварительно дают сгнить в земле или на воздухе. Нередко эту странную погребальную практику связывают с зороастризмом. Кем она была принесена в наши края, остаётся загадкой.

Кем были люди, оставившие Армиёвский курганно-грунтовой могильник?

В некоторых погребениях были встречены височные подвески и сюльгамы – постоянные спутники мордовских женщин[4, с. 17]. Это означало, что мордва активно взаимодействовала с пришельцами, оставившими могильник. Скорее всего, они нередко брали жён из мордвы.

Наконечники копий из погребений Армиёвского курганно-грунтового могильника

Кем были люди, оставившие Армиёвский курганно-грунтовой могильник, до сих пор остаётся загадкой. Имеет ли они какое-то отношение к буртасам или нет – сказать сложно. Точно также неизвестно, имеют ли армиёвцы отношение к памятникам булгарского типа. Всё же могильник датируется VIII-XI веками. А большая часть погребений относится к IX-X векам[4, с. 105]. А вот М.Р. Полесских датировал памятники булгарского типа XII-XIII веками. И только на Среднелиповском городище ему удалось найти материалы X или XI веков[2, с. 56]. А, значит, между памятниками армиёвского и золотарёвского типов мог быть хронологический разрыв.

Два курганно-грунтовых могильника

Особенно последовательно идею преемственности между армиёвскими «буртасами» и насельниками памятников булгарского типа отстаивает Г.Н. Белорыбкин. Он считает, что кроме Армиёвского курганно-грунтового могильника в регионе были однокультурные с ним памятники. В качестве примера он иногда приводил Серго-Поливановский могильник. Там тоже наблюдается сочетание курганных и грунтовых захоронений.

Однако под раскопанным курганом Серго-Поливановского могильника не нашлось деревянных конструкций. Погребальный инвентарь в захоронениях был крайне малочислен. Достоверных следов вторичных погребений тоже обнаружено не было[5, с. 19-23]. Так что факт генетической связи между населением, оставившим оба памятника, нуждается в дополнительных аргументах. Да и датировка Серго-Поливановского могильника крайне ненадёжна. Этот памятник для нас – ещё сплошная загадка. И он остро нуждается в исследовании. Ведь особенности черепов из этого могильника заставляют о многом задуматься. В частности, некоторые из них имеют монголоидный облик.

Булгарская колонизация региона

Сооружения г. Булгар, современное состояние

А сейчас приходится констатировать факт, что тайны двух курганно-грунтовых могильников всё ещё покрыты мраком. Так же как совершенно неясно, как происходила колонизация нашего края булгарами. Прежде всего, остаётся открытым вопрос, принимали ли потомки армиёвцев в формировании населения памятников булгарского типа? Возможно, что да, потому что среди их керамики встречаются сосуды, напоминающие армиёвские[6, с. 68]. Но сосудов таких не очень-то много.

Итак, не позднее XII века, в верховьях Суры и Мокши возникает группа памятников. В настоящее время известны только поселения – городища и селища. Все эти памятники возникли как бы вдруг, на протяжении очень короткого срока. Как правило, они располагались небольшими группами. Центральное положение занимали 1-2 городища. Вокруг них находилось несколько селищ. Очевидно, селища и городища в каждой такой группе представляли единый комплекс.

Городища и их население

Городища чаще всего располагались на мысах, образованных при слиянии двух или трёх крупных оврагов. Со стороны поля они были защищены одной-тремя линиями валов и рвов. Когда-то на валах возвышались стены и башни. Иногда в крепости устраивалась и особая укреплённая «цитадель». – Своеобразное городище в городище.

Боковой вал Золотарёвского городища

Жителей памятников булгарского типа мы будем называть обулгаризированным населением. Или носителями булгарских традиций. Это, своего рода, компромиссный вариант. В целом же существуют разные взгляды на происхождение этого населения. Одни считают, что его основная часть не имеет прямого отношения к булгарам. Они просто усвоили их материальную, и, возможно, духовную культуру. Другие, напротив, утверждают, что на памятниках булгарского типа преобладали выходцы из центральных районов Волжской Булгарии.

В пользу обеих версий есть свои аргументы. Но точку в этой дискуссии может поставить только антропологическое исследование. Однако до сих пор не найдено ни одного могильника, оставленного обулгаризированным населением.

Что нового принесли пришельцы?

С появлением носителей булгарских традиций облик края преобразился. И дело было не только в том, что пейзаж дополнился большими сёлами и крепостными сооружениями. Прежде всего, принципиально изменилась хозяйственная деятельность населения. Как известно, ничто так не преображает местность, как сельское хозяйство.

Плужные лемехи с территории памятников булгарского типа
Плужные лемехи с памятников булгарского типа Верхнего Примокшанья

До появления памятников булгарского типа, у мордвы, в лучшем случае, имелось подсечно-огневое земледелие. Носители булгарских культурных традиций принесли сюда плуг и соху, серп и косу. На местных землях начало развиваться пашенное земледелие. Сеяли просо, полбу, рожь и т.д.[6, с. 9-19].

Население памятников булгарского типа занималось также животноводством. Среди костей животных, найденных на них, абсолютно преобладали кости домашних животных. Разводили коров, овец и лошадей, мясо которых также употребляли в пищу. Зато в местном стаде практически не было свиней. Что, впрочем, вполне согласуется с традициями ислама в Волжской Булгарии[6, с. 24-32]. Охота и рыболовство играли незначительную роль.

Ремесла

Железные серпы из Золотарёвского городища

Немалых успехов достигли ремёсла. Гончары принесли сюда гончарный круг и традицию горнового обжига посуды. К примеру, крупные гончарные горны были открыты на Юловском городище и близ села Кижеватово. Посуда, которую изготавливали на памятниках булгарского типа, уступала посуде центральных районов Волжской Булгарии. Но, всё равно была очень высока по качеству.

Не отставала от гончарного ремесла металлообработка. Местные кузнецы могли изготовить и изящные ювелирные украшения, и замки со сложными механизмами.

Кроме того, немалый размах в то время получило оружейное дело. Как известно, в эпоху средневековья военные действия были немыслимы без конницы. И на памятниках булгарского типа был найден большой ассортимент деталей конского снаряжения. Среди них подчас встречались вещи ювелирной выделки. Некоторые накладки даже покрывались тонким слоем золота.

Были также среди носителей булгарских традиций мастера по обработке дерева, кожи, кости и т.д.

Обулгаризированное население и их враги

Судя по всему, булгарская колонизация края проходила не очень-то мирно. Недаром пришельцам приходилось строить такие мощные крепости и держать при себе столько оружия. Надо думать, что мордва, жившая здесь до прихода булгар, не покорялась без боя. Однако силы были неравны. Носители булгарских традиций были вооружены по последнему слову техники того времени. Они были хорошо знакомы с принципами фортификации. Кроме того, профессиональное феодальное войско было намного сильнее и дисциплинированнее любого ополчения.

Гончарные горны с территории памятников булгарского типа
Слева Кижеватовский гончарный горн. Справа гончарный горн Юловского городища

Но не только соседство с мордвой заставляло носителей булгарских традиций держать при себе оружие. Как раз, напротив, с местной мордвой сравнительно быстро были налажены торговые, культурные и иные контакты. Если военное противостояние и было, то продлилось недолго. Носители двух разных культур сносно уживались друг с другом, пока край находился под властью Булгарии. Однако у населения памятников булгарского типа были враги и посерьёзней.

Соседство со степью

Посмотрим, прежде всего, на географию расположения памятников булгарского типа. Большинство из них находится в Посурье. Самая большая группа располагается так, что Сура, образующая излучину, прикрывает их с юга и запада. Есть также небольшая группа в Примокшанье (Скановское городище и др.). А вот на Сурско-Мокшанской водораздельной гряде памятники булгарского типа не найдены.

Находки с Золотарёвского городища

Что это означает? Почему область распространения поселений булгарского типа как бы поделена надвое? Тут стоит вспомнить, что границы между степной и лесостепной зонами очень извилисты. Они часто образуют степные клинья, как бы вонзающиеся в лесные массивы. Один такой клин до настоящего времени проходит между Сурой и Мокшей. Он начинается на юге Пензенской области и доходит почти до Саранска. Ещё совсем недавно, в XVII-XVIII веках этим степным коридором пользовались для своих набегов кочевники.

Но ещё с большим успехом им могли пользоваться кочевники XI-XIII веков. А ведь степь в это время была населена половцами. О половецких набегах много говорилось в русских летописях. И у жителей поселений булгарского типа были все основания опасаться таких соседей. Оттого и старались спрятаться от них за естественными преградами, вроде русла Суры. И держаться подальше от степного коридора в междуречье Суры и Мокши.

Противостояние булгарских и русских феодалов

Кроме того, в Западном Поволжье булгарская феодальная экспансия столкнулась с такой же экспансией русских княжеств. Владимиро-Суздальские и Рязанские князья были не против включить мордовские земли в сферу своего влияния. Так что между ними и булгарскими феодалами быстро развернулась борьба за эти территории. Нередко совершались военные походы. По замечанию А.П. Смирнова, «История булгар на протяжении XI-XII вв. состоит из ряда столкновений с русскими князьями»[7, с. 45].

Оружие с территории памятников булгарского типа
Деталь конской упряжи и наконечник стрелы со следами позолоты (Золотарёвское городище)

Жестокостей здесь хватало с обеих сторон. Русские и булгарские дружины поочерёдно наведывались друг к другу «в гости». И те и другие оставляли после себя выжженные деревни и опустевшие города. Военные походы всегда сопровождались насилием, грабежом и убийствами. Феодалами двигало стремление завоевать новые земли.

Возможно, военные столкновения происходили и на территории современной Пензенской области. По крайней мере в русских летописях есть упоминания о походах в мордовские земли. Один из них произошёл всего за несколько лет до монголо-татарского нашествия в январе 1228 года. По сообщению Лаврентьевской летописи, поход был необычайно удачен для русских князей. В так называемой Пургасовой волости они выжгли поля, перебили скот. Местные жители были вынуждены скрываться от нашествия в лесах. Те, кто не сделал этого, поплатились жизнью.

Война и разбой

Правда, не стоит приписывать русским князьям чрезмерную жестокость. Не менее жестоки были и их противники. В частности, описывая события 1228 года, летопись упоминает об одной интересной детали. Пока войско князя Юрия разбойничало в Пургасосвой волости, поблизости оказалось другое войско. Им предводительствовал какой-то булгарский военачальник. По сообщению летописи, он спешил сюда отнюдь не для того, чтобы помочь мордве. Его целью тоже был грабёж. Вот только ограбить он собирался мордву, жившую в волости, которой управлял Пуреш. И только известие, что русские дружины находятся рядом, заставило воеводу пойти на попятную[7, с. 48].

Золотарёвское городище - один из памятников булгарского типа
Внешний вал Золотарёвского городища

Судя по материалам летописи, часть мордвы в это время управлялась Пургасом, часть – Пурешом. При этом первый был данником булгар, второй – данником Владимиро-Суздальского князя. Поэтому русские дружины периодически «наведывались» к Пургасу, а булгары к Пурешу. И в своих походах они были одинаково жестоки с местным населением.

Власть Булгарии над частью мордвы

Военная удача накануне монголо-татарского нашествия чаще склонялась на сторону князей Северо-Восточной Руси. Булгары потерпели немало военных поражений в этом противостоянии. Однако территорию Верхнего Посурья и Примокшанья они держали сравнительно крепко. Об этом говорит то, что население памятников булгарского типа активно торговало с мордвой.

Доказательством тому могут служить материалы из мордовского могильника Татарская Лака XII-XIII вв. (Вадинский район). Среди погребального инвентаря найдено много предметов булгарского происхождения. Даже посуда, ставившаяся в могилу, часто была изготовлена на гончарном круге и обожжена в горне.

P.S.

До прихода Батыя, власть Волжской Булгарии прочно утвердилась в Верхнем Посурье и Примокшанье. В какой-то степени, население памятников булгарского типа положительно повлияло на мордву. Благодаря нему, она познакомилась с пашенным земледелием и некоторыми ремёслами. Влияние культуры Волжской Булгарии могло также ускорить социально-экономическое развитие мордвы. Но монголо-татарское нашествие в середине XIII века стёрло с лица земли большинство памятников булгарского типа. В истории региона наступил новый период, о котором мы расскажем дальше.

Д.С. Иконников

Литература:

1 Паллас П.С. Путешествие по разным провинциям Российского государства. Ч. 1. 1773 ссылка

2 Полесских М.Р. О культуре и некоторых ремеслах обулгаризированных буртас // Из истории ранних булгар. Казань, 1981

3 Халиков А.Х. Торговые пути Булгарии в IX-XIII вв. и их археологическое изучение // Путь из Булгара в Киев. Казань, 1992 ссылка

4 Армиёвский курганно-грунтовой могильник: [Коллективная монография]. Казань, 2022 ссылка

5 Халиков А.Х. Отчёт о работах Армиёвской археологической экспедиции в 1986 году. Казань, 1987

6 Иконников Д.С. Очерки истории хозяйства Верхнего Посурья и примокшанья XI-XIV вв. 2013 ссылка

7 Смирнов А.П. Волжские булгары. Москва, 1951 ссылка

Связаться с нами:

Связаться с нами, высказать замечания, поделиться идеями или предложить материалы можно по электронному адресу: geosmiinfo@mail.ru

Поддержать проект:

Поддержать проект можно переводом на счёт № 40817810348008954923 (Сбербанк) или при помощи приложения Юmoney:

Подписывайтесь на новостные рассылки, чтобы получать сообщения о новых публикация по электронной почте:

Оставьте комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Необходимые поля отмечены *