Новости:
  • Массив елей в окрестностях… Эта малоизвестная достопримечательность находится в лесу, на некотором расстоянии от оврага Исачка. Добраться до этого массива елей можно по дороге, ведущей в Возрождение и Кичкилейку.…
  • Сквер на Конструкторской улице Одной из наиболее запоминающихся достопримечательностей микрорайона Ахуны является сквер на Конструкторской улице. Он сравнительно мал: с северо-запада он ограничен дорожным полотном Конструкторской улицы, с юго-запада…
  • Деревья-великаны На левом склоне оврага Чемодан, напротив городской стены г. Заречного, в непосредственной близости от елового массива находится участок леса, представляющий огромный интерес не только как…
  • Еловый массив в овраге… В овраге Чемодан, неподалёку от городской стены г. Заречного, в лесу находится небольшой участок, засаженный елями (предположительно, ель европейская). Территория, занятая под посадку, не особенно…
  • Пойменная дубрава Наиболее крупным по площади памятником природы в окрестностях Ахун и Засурья является Пойменная дубрава. Она занимает 371,6 гектаров. Статус особо охраняемой природной территории и памятника…
Facebook YouTube VK OK.ru Telegram WhatsApp
История

Памятники археологии снова в опасности!

памятники археологии

Господа, это какой-то ужас! Посудите сами: совсем недавно все мы возмущались законопроекту, который уполномочил бы застройщиков принимать решение, проводить или не проводить археологическую разведку или историко-культурную экспертизу на месте будущего строительства. Лично для меня остаётся загадкой, почему после этого не обсуждался закон, позволяющий уголовникам самим решать, садиться им в тюрьму или оставаться на свободе. Спасибо неравнодушным гражданам, проголосовавших против принятия помянутого документа на сайте Федерального портала проектов нормативных правовых актов. Вроде бы (тьфу-тьфу-тьфу) эта беда миновала. Но, не прошло и года, как высокопоставленные чиновники решили порадовать нас новым законопроектом, о котором мы тоже скажем несколько тёплых слов.

Проект постановления, о котором сейчас пойдёт речь, написан тяжёлым и заковыристым языком, так что уже на его первых строках вас охватывает смертная тоска. Немалых усилий стоит дочитать сей документ до конца. Ещё больших – вникнуть в его суть. Что-то мне подсказывает, что такой стиль был подобран неслучайно, а в расчёте на то, что измученный читатель отбросит все попытки разобраться в проекте. Поэтому здесь я постараюсь, как смогу, объяснить, какие подводные камни таятся в тексте этого документа.

Название у него многоэтажное: «Об особенностях порядка определения наличия или отсутствия объектов, обладающих признаками объекта археологического наследия, на территориях, подлежащих воздействию изыскательских, земляных, строительных, мелиоративных, хозяйственных работ, указанных в статье 30 Федерального закона от 25 июня 2002 года № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» работ по использованию лесов и иных работ». А познакомиться с ним можно на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов по этой ссылке. Для того чтобы открылся сам текст документа, нужно нажать на одну из кнопок «Информация по этапу» в разделе «Этапы проекта».

Что же мы найдём в этом мудрёном тексте? Прежде всего, из первого пункта, мы узнаем, что постановление имеет временный характер. Однако пусть не смущает (и не обнадёживает!) читателя эта деталь. Достаточно вспомнить, что отмена Юрьева дня при Борисе Годунове первоначально рассматривалась как временная мера. Ничто, согласно пословице, так не постоянно как временное.

Согласно тексту Постановления, оно будет работать до тех светлых пор, когда на законодательном уровне будут прочно установлены критерии «…определения территорий, в отношении которых у органов охраны объектов культурного наследия имеются основания предполагать наличие на указанных территориях объектов археологического наследия либо объектов, обладающих признаками объекта археологического наследия». Думается, что автор процитированных строк в школе не вылезал из двоек по русскому языку и литературе. Но беда не в этом, а в том, что у нас на законодательном уровне пытаются поделить всю территорию страны на участки, где можно ожидать археологических находок и где таковых не предвидится. Между тем, любой серьёзный исследователь скажет вам, что «признаки объекта археологического наследия» могут встретиться практически везде, даже там, где их найти отродясь никто не ожидал. Кроме того, нередко случается, что археологические памятники обнаруживают в том месте, где уже неоднократно проводились разведки, которые не дали никакого результата. Поэтому исследование любой территории должно проводиться многократно. Это необходимо, уже потому, что, к сожалению, человек не обладает способностью видеть на три аршина в землю.

Но читаем документ далее. В подпункте «а» говорится, что никаких исследований на предмет объектов археологического наследия не требуется, если планируемые работы не могут повредить находящимся в земле объектам. В этих словах был бы определённый смысл, если бы законодатели не додумались чётко очертить, что должно относиться к таким работам. Список дан в другом подпункте того же Постановления – «г». Если верить Чехову, и краткость действительно сестра таланта, то в этом подпункте авторы проекта проявили большую одарённость.

По мнению законотворцев, угрозу для археологических памятников представляют: во-первых, корчёвка пней, причём не абы какая, а осуществляемая при лесовосстановлении. Поневоле хочется спросить тех, кто это писал: а что если пеньки выковыривают из земли с какими-то иными целями? Например, при подготовке участка к строительству? Тут никаких угроз для археологических материалов в земле не предвидится?

Во-вторых, авторы проекта пишут, что объектам археологического наследия могут навредить земляные работы. С этим нельзя не согласиться. Вот только сам собой возникает вопрос: земляные работы требуют вкапывания в землю на различную глубину. Какая глубина вкопа, по мнению законотворцев, может повредить культурному слою или другим археологическим материалам? Оказывается, в пределах населённых пунктов эта глубина составляет 0,5 метра. А вот за их пределами эта глубина вообще никак не регулируется. Это что же: копай котлован хоть до ядра Земли, у правоохранителей к тебе не будет никаких претензий?

В-третьих, согласно проекту, вредит археологическим памятникам распашка земель сельскохозяйственного назначения плугом на глубину более 0,6 метров. Тут мы встречаем ту же несуразицу, что в подразделе, посвящённому корчёвке пней. Почему плуг может быть опасен только на землях сельскохозяйственного назначения? А ведь этим орудием, к примеру, весьма активно пользуются и на землях, предназначенных для других целей, например, во время лесоустроительных работ. Непонятно также, почему, по мнению авторов проекта, плуг представляет угрозу для археологических материалов только на глубине свыше 60 см? Едва ли ошибусь, если скажу, что культурный слой большинства археологических памятников на территории Восточно-Европейской равнины залегает выше 60 см.

Само собой, я прекрасно понимаю, как важны для жизни людей сельскохозяйственные работы. Если не будет распашки земли, не будет и хлеба на столе. И все претензии мои обращены ни к тем, кто пашет, а к тем, кто составляет такие неряшливые законопроекты.

Кроме перечисленного, законодатели вещают, что объектам археологического наследия могут повредить работы с применением взрывных и ударных технологий и работы по изменению русла водоёмов. Это, в целом, соответствует действительности.

Что можно сказать про этот список? При его чтении поневоле вспоминаются слова Гамлета: «Что это, пролог или надпись на колечке?». Действительно, любой человек, обладающий хоть какой-то эрудицией, пофантазировав пять-десять минут, может добавить к этому перечню ещё немало пунктов. Разве не могут, к примеру, повредить культурному слою сбросы сточных вод? А разве не представляет опасности для археологических артефактов тяжёлый колёсный и гусеничный транспорт? И т.д., и т.п. Но законотворцы ограничились надписью на колечке, очевидно, стремясь угодить частникам и застройщикам, хотя бы и ценой утраты части исторического и культурного наследия.

Но у пресловутого проекта есть ещё и подпункт «б», в котором есть перечень тех случаев, когда, по мнению законодателей, не требуется ни археологических разведок, ни историко-культурных экспертиз. Среди этого перечня есть такие моменты, которые заставляют шевелиться волосы на голове археолога.

Например, по мнению авторов проекта, частники, законно владеющие участком, предназначенным для садоводства, огородничества, а также индивидуального жилищного строительства и гаражного строительства, могут творить на своём земельном участке, что только душа пожелает. Само собой, ни один археолог не станет упрекать человека, за то, что он садит сад или огород. Но когда речь заходит об индивидуальном жилищном и гаражном строительстве, то на душе становится неспокойно. Дома и гаражи имеют фундамент, который, чаще всего, углубляется в землю. А это, волей-неволей, требует земляных работ, подчас весьма масштабных. И это постановление, если проект будет принят, лишает археологов всякой возможности вмешаться в этот процесс.

Само собой, все мы прекрасно понимаем, что охрана памятников истории и культуры, в том числе памятников археологии, требует законодательного регулирования. Но нельзя допустить, чтобы закон давал право безнаказанно уничтожать их. Именно поэтому, я призываю всех неравнодушных проголосовать против этого законопроекта на Федеральном портале проектов нормативно-правовых актов. Найти Постановление можно по ссылке.

Знающие люди советуют не только проголосовать против, но и оставить более или менее обстоятельный комментарий. Это даёт хоть какую-то гарантию, что ваш голос будет принят к сведению.

Д.С. Иконников

Оставьте комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Необходимые поля отмечены *